Вернуться

Софт для точного земледелия: рынок Франции и России

Технологии точного земледелия всерьез появились на российском рынке не так давно, около десяти лет назад, но до сих пор не вошли у нас в привычный комплекс фермерских операций. Основное, что сегодня в этой сфере интересует владельцев холдингов и крупных хозяйств – это возможность наблюдать за ходом посевной и уборочной кампаний, отслеживать маршрут самоходной техники и возможность получения рекомендаций по расчету норм в целом. Однако возможности точного земледелия значительно шире, основное его предназначение – сокращать издержки хозяйства и повышать урожайность за счет дифференцированного внесения агрохимикатов и посева семян. Об особенностях европейского и российского рынка для информационных систем управления фермами «Своему фермерству» рассказали Александр Самсонов, партнёр компании MyEasyFarm и директор ее R&D-команды, и Иван Коломиец, технический директор MyEasyFarm.

Сформировать задачи для конкретного поля

 

MyEasyFarm – это FMIS-система (информационная система управления фермами), которых сегодня в мире насчитывается довольно много. Однако у нее есть своя примечательная специфика.

 

– Мы помогаем фермеру повышать урожайность и снижать затраты с помощью технологий точного земледелия, – рассказал Александр Самсонов. – Фокусируемся при этом на обмене данными с оборудованием и другой техникой – с этого и начинали наш стартап. Мы первая облачная система, сертифицированная для работы по протоколу ISOBUS (протоколу обмена данными между производителями тракторов, навесного оборудования и терминалов). Это, во-первых, позволяет нам формировать задания для оператора техники – например, по определенной траектории проехать по полю, внося на разных участках разное количество удобрений или семян.  Задания загружаются в терминал через флэшку или через удаленный доступ по интернету, а дальше водитель едет и смотрит на этот терминал, который соблюдает сформированные агрономами и загруженные в виде задач правила внесения. После фактического внесения записывается файл, который выгружается в нашу систему. В результате можно увидеть, насколько планируемые работы совпали с фактическими.

 

То же самое делают при уборке урожая: если оборудование оснащено датчиками урожайности, фиксируется сбор с каждого участка поля, то есть, таким образом строится карта урожайности конкретного поля. Обе карты можно совместить и проанализировать, какие практики внесения сработали лучше всего, причем картина будет получена с точностью до квадратного метра.

 

Универсальная система

 

– Файлы в нашей системе – открытого стандарта, – делится Александр Самсонов. – Это либо наиболее распространенные шейп-файлы, либо ISOXML (файлы протокола ISOBUS), поэтому их можно открыть и прочитать. Сначала мы технически разработали возможность читать и формировать эти файлы, а дальше, на протяжении нескольких лет, занимались отладкой и улучшением пользовательского опыта. Дело в том, что у каждого производителя оборудования возникает много нюансов. Сам по себе стандарт ISOBUS довольно обширный, кто-то использует одни методы, кто-то другие, и мы трансформировали свою систему так, чтобы работать универсально со всеми.

 

Отметим, что у многих производителей техники есть собственные облака, в которых предоставляется фермеру базовая отчетность. Кое-где есть возможность формировать агрономический файл с картами предписания и внесения, загружать его для тракториста перед маршрутом, а после маршрута выгружать. Казалось бы, зачем дублировать уже существующие системы?

 

– Тут возникают две проблемы: во-первых, как правило, фермер, холдинг или кооператив (любая структура) располагает оборудованием разных производителей, облака которых не «дружат» между собой, – комментирует Самсонов. – Во-вторых, помимо этих облаков, для учёта и планирования работ есть свои ERP-системы (Enterprise Resource Planning), с которыми тоже интеграция минимальная, только на начальном уровне. Мы нашли для себя нишу – быть своего рода хабом, позволяющим взаимодействовать с облаками оборудования разных производителей через один интерфейс, одну карту, и в дальнейшем работать с этой информацией. В нашем интерфейсе ее можно в дальнейшем перевести в ERP-систему.

 

Европейский кооператив vs российский холдинг

 

На сегодняшний день MyEasyFarm, ключевые рынки для которой – Франция и Италия, только присматривается к российским реалиям: изучает их отличия от европейских. К примеру, интеграции с системой 1С у компании пока нет, но есть интеграция с ее аналогом в ЕС.

 

– В странах Евросоюза, в целом, есть своя специфика: обычное фермерское хозяйство здесь небольшое, и управляет им, как правило, семья, и возможно, работают несколько подрядчиков, – поясняет Александр Самсонов. – Хозяйства объединяются в кооперативы, но не по региональным признакам, а по своим предпочтениям. Получается, европейский кооператив — это некий аналог российского агрохолдинга, но фермеры при этом являются собственниками и сами закупают оборудование. Они стараются взять что-то посовременнее, относятся к технике бережно и стараются пользоваться всеми новейшими технологиями, за которые заплатили. А в России ряд агрохолдингов, если покопаться, состоит из тех же фермерских хозяйств, но площадь их земель значительно больше.

 

Производителей техники в мире не так много, самые популярные среди тракторов – John Deere, Claas, CNH, холдинг AGCO, Amazone и другие. Их машинами пользуются повсеместно, в том числе и в России, так что, теоретически, MyEasyFarm сможет охватить и российский рынок.

 

– Мы приезжали на российский «Агросалон» пару лет назад и видели, что основные производители техники, с которой работают в Европе, присутствуют и в России, как и ISOBUS. От сельхозпроизводителей мы получаем отклики, что возможность формирования заданий становится востребована и здесь, – отметил Александр Самсонов.

 

Трактористы не справятся: специфика российского рынка

 

– Нам бы хотелось принести пользу конкретно российскому рынку, – поделился Иван Коломиец. – Дело в том, что специфика запросов малого хозяйства и крупного холдинга несколько отличается. Специфика российского рынка связана со структурой собственности и управления хозяйствами. Если во Франции фермы и хозяйства маленькие, и обычно техникой управляет родственник, член семьи, который находится в долгосрочном партнерстве, и квалификация у него как правило высокая, то в России сейчас, напротив, преобладает низкоквалифицированный наемный труд, использование которого влечёт риски, связанные с недобросовестным использованием техники, непониманием заданий. На первом этапе требования у российских холдингов связаны с мониторингом использования оборудования: где находится машина, с какой скоростью ездила, на каком уровне топливо, не слили ли горючее и так далее. Пока что, как мы вывели из бесед с представителями холдингов, у них есть опасения, что водители, которых они с трудом обучили управлять тракторами и комбайнами, не справятся с системой постановки задач: ведь там нужно вставить флэшку, загрузить задачу, работать с картой дифференцированного внесения. Они боятся, что это будет слишком сложно для водителей. Так что сейчас холдинги просто хотят следить за правильностью выполнения: знать, что водитель в нужное время приехал в нужное место, и, давать какие-то подсказки – возможно, обозначить маршрут, точку въезда на поле, ну и получать информацию о том, как и когда было выполнено задание. Однако есть интерес и к задачам по дифференцированному внесению, потому что это первый шаг по сокращению издержек и повышению урожайности. Думаю, как только у нас решится вопрос с квалификацией водителей, механизаторов, мы увидим, как возрастет спрос на дифференцированное внесение.

 

Дилеры учиться не хотят. Кто будет учить фермера?

 

– Кроме холдингов, есть и большое количество крупных хозяйств, и малые хозяйства, – уточнил Александр Самсонов. – Полагаю, что ситуация там отличается не так и значительно. Например, в Европе мы большую часть продаж делаем через дилеров техники. В России же, когда пообщались с дилерами, мы поняли, что сами они не просто не умеют, но и не хотят продавать технологии точного земледелия, потому что гораздо проще продать за сезон несколько комбайнов, получить с них хорошую рентабельность и ждать следующей продажи. А если мы говорим о реализации софта для точного земледелия, то, во-первых, в нем нужно разобраться, помочь своему клиенту понять, как им пользоваться, и в каком-то смысле разделить ответственность за использование. То есть, если дилер продает комбайн и говорит, что тот хорошо убирает и обеспечивает конкретные показатели, то с софтом, во-первых, у него нет опыта, он может полагаться только на нашу информацию, а во-вторых, не может контролировать, как клиент будет использовать этот софт. То есть, от клиента должен идти запрос, как использовать практики точного земледелия, и к тому же, кто-то должен удовлетворять эти запросы – помогать, поддерживать в работе. И вот тут на рынке есть пробел. Мы знаем, что есть в России и продвинутые хозяйства, которые самостоятельно развивают точное земледелие – у них хорошо получается. Но есть множество хозяйств, которые этого не делают – им проще делать все по старинке. Но шаг за шагом рынок начинает пробовать и внедрять эти технологии, повышать эффективность бизнеса, и чтобы оставаться конкурентоспособными, к наиболее продвинутым игрокам постепенно присоединятся и консерваторы.

 

Европейская практика

 

В Европе, как уже было сказано, фермеры являются членами кооперативов, а иногда объединяются в совместные предприятия. Если фермер входит в кооператив, то кооператив обеспечивает его семенами и удобрениями, скупает полученный урожай. Кроме того, рассказал Иван Коломиец, кооператив предоставляет фермеру услуги агрономов – специалисты выдают свои рекомендации, среди прочего, по построению карт дифференцированного внесения и выбору даты посева. Это составляющая услуг, которые фермер покупает у кооператива.

 

– Во Франции мы работаем с несколькими кооперативами, – поясняет Иван Коломиец. – И договорились, что тем фермерам, которые хотят заниматься точным земледелием, кооператив предоставит нашу платформу. В рамках этой платформы агроном, который непосредственно работает с фермерами, имеет доступ ко всем их полям. Один агроном может вести от 50 до 100 фермеров. Мы, таким образом, работаем с сельхозпроизводителями через агрономов: они задают нам вопросы, а кроме того, высказывают свои пожелания – мы стараемся все их реализовать. Такая система хорошо зарекомендовала себя во Франции.

 

Текст: Людмила Старостина

 

Читайте также:

 

Рекомендуемые товары

Читайте там, где удобно!

Все новости и статьи с нашего сайта, всегда под рукой

tgvk
Цифровизация

17 января 2022

Поделиться в социальных сетях

tg
vk
ok
Хотите поделиться своим опытом или высказать мнение?

Мы будем рады пригласить вас к нам на эфиры или оформить ваши идеи в форме статьи, новости или поста в социальных сетях

Отправляя заявку, вы соглашаетесь на обработку персональных данных соответственно требованиям ФЗ «О персональных данных», а также на информирование о продуктах и услугах банка

*Обязательные поля
Получайте свежие видео и статьи раз в неделю на свою почту
Легко, удобно, просто: открываем расчетный счет для бизнеса в Россельхозбанке
Удобные сервисы дистанционного банковского обслуживания, льготные программы кредитования, бесплатное открытие, выгодные условия для малого бизнеса и многое другое.
Как защитить свиней от зимних морозов: делимся опытом
Рассказываем, что нужно делать, чтобы позаботиться о свиньях зимой

© 2000-2024 АО «Россельхозбанк»

Генеральная лицензия Банка России № 3349 от 12 августа 2015

119034, г. Москва, Гагаринский пер., д.3.

E-mail: office@rshb.ru